№ 10 (1101)
20 марта 2015 г.

Экономическая газета Армении
Armenian Business Newspaper

Иран начинает пробный экспорт газа в Грузию через Армению Иран заключил пробное соглашение об экспорте газа в Грузию через территорию Армении. Об этом сообщил министр нефти Ирана Биджан Зангане по итогам...
До 10 августа будет прекращена подача газа в Армению Газотранспортная компания Грузии официально оповестила компанию "Газпром Армения" о временном прекращении подачи российского природного газа в...
ru am en

Аграрный сектор

11:05 20.03.2015
Вернуться назад

Весна в Тавуше


Весна в Тавуше

Чего ждут горные села от правительства?

В Тавуше много лет обрабатывался только каждый четвертый крестьянский земельный надел. Последние несколько лет обрабатывается уже каждый третий. Одни считают это прогрессом, другие приводят аргументы, убеждающие в том, что земледелие в целом по области переживает глубокий регресс.

Момент истины кроется в весенней статистике. К примеру, в высокогорном Енокаване (120 домов, 184 семьи, 550 душ) ежегодно устанавливают областной рекорд: из 226 га пашни 200 га остаются незасеянными. Хотя земли здесь благодатные: хорошо растут картофель, кукуруза, пшеница. Но посевной клин и в нынешнем году останется куцым. Почему пашня без хозяина? Сельский староста перечисляет с десяток веских причин, каждая из которых, взятая в отдельности, может провалить посевную кампанию. Среди них -- нехватка семян, горючего, техники и, конечно же, денег.

Местный старожил недоволен сложившимися на селе порядками. На его взгляд, лень окончательно заела крестьян. Все надеются ка какие-то мифические программы и кредиты, международные фонды, но только не на себя. А как же наши отцы и деды справлялись с горной пашней сохой и лошадкой? А ведь у нас есть хоть и захудалая, но техника. Было бы желание работать. По мнению другого аксакала, все беды от отсутствия чувства взаимовыручки. А ведь совсем недавно мы все состояли в одном коллективном хозяйстве и не бедствовали. Всем миром преодолевали трудности. Теперь вот каждый живет сам по себе, как на острове. Сплоченности никакой. А потому единоличнику трудно стать хозяином пашни.

Не лучше обстоят дела и в крупных селах горного края. Весенний день год кормит, говорит народная мудрость. А активности на полях не заметно. Горные села безнадежно застряли на обочине жизни, и глав сельских администраций гложет обидный вопрос: как долго односельчане будут тянуть лямку беспросветной бедности?

Бюджетных средств селам, конечно, не хватает. В Тавуше из 58 общин лишь несколько сел имеют доходы, превышающие размер бюджета.

-- Не хотим быть обузой для государства, но как наладить эффективное производство, если горная пашня требует неимоверных усилий и больших средств, -- сетует Саркис Погосян, гюхапет дилижанского пригородного села Агарцин с 5-тысячным населением. -- Селу, как воздух, нужен парк сельскохозяйственных машин. Но у нас нет средств даже на простую сеялку, а надеяться на то, что деньги появятся, наивно. Если сегодня нам безвозмедно подарят всю необходимую технику, она станет яблоком раздора среди 1168 крестьянских хозяйств села. А 114 га сельхозпашни все равно останутся неухоженными и нерентабельными, ибо крестьянин неплатежеспособен. Техника должна иметь конкретного хозяина -- не физическое, а юридическое лицо. Техника должна быть под надежной крышей и иметь обслуживающий персонал, заинтересованный в конечном результате труда -- урожае.

Сегодня только 10 семей села имеют на подворье по 10-20 коров. Увеличить поголовье животных не удается -- не хватает кормов. Стоимость килограмма сена безудержно растет. 192 га сенокосов и 1056 га пастбищ заброшены на произвол судьбы. Отмечу, что при колхозно-совхозном строе эти самые гектары кормили несколько тысяч голов крупного рогатого скота и 5-6 тысяч голов овец и свиней. И не только сухим сеном. В рацион входили силос, многолетние травы, кормовая свекла, комбикорма. То есть при должном уходе выход кормов с единицы площади можно увеличить в разы. Если учесть еще и 155 га приусадебных участков, то перспектива вырисовывается обнадеживающая.

Интернет магазин "Мир красок" предлагает купить краску в Ростове. Большой выбор эмали краски и грунта для ремонта и строительства.

Однако словами дело не заменишь. Вот уже четверть века аграрная политика страны остается неизменной. Политика латания дыр, взятая на вооружение государством, не дает должного эффекта, и большинство крестьянских хозяйств по-прежнему перебивается с хлеба на воду. Одними мелкими и редкими подачками горное село не поднимешь с колен. Нужно, чтобы люди трудились сообща и эффективно. И назревшую потребность в коллективном труде необходимо начинать с крупных сел горной и предгорной зоны, пока они не обезлюдели окончательно.

Многолетний директор Научного центра земледелия и защиты растений, доктор сельскохозяйственных наук Грачья Овсепян считает, что у руководства страны не было и нет внятной аграрной политики. Если бы правительство Левона Тер-Петросяна в свое время распустило только убыточные колхозы и совхозы в горных и предгорных районах (на чем настаивало агронаучное сообщество) и сохранило до поры до времени рентабельные хозяйства, возможно, все было бы не так плохо. Но дело сделано, и теперь необходимо как можно быстрее вновь наладить коллективный труд на земле. "Не важно, как мы назовем эту форму труда. Важно, насколько успешно люди будут справляться с задачами. Мелконатуральные хозяйства стали тормозом для развития всего аграрного сектора. Наука о земледелии шагнула далеко вперед, а практическое земледелие осталось на допотопном уровне. Коллектив нашего центра земледелия работает над очень важными темами, которые финансирует бюджет. А вот когда эти передовые научные технологии и рекомендации крестьяне возьмут на повседневное вооружение, неизвестно", -- сетует ученый.

В советские годы Грачья Овсепян работал в Тавуше, возглавлял несколько лет исполком Шамшадинского райсовета. "Более половины колхозов и совхозов работали убыточно, -- вспоминает ученый. -- Собственно, их работа изначально предусматривала госдотации. Государство шло на эти гигантские по масштабам района и республики в целом расходы, чтобы обеспечить людей работой. Теперь наблюдается обратная картина: государство не в состоянии дотировать и обеспечивать всем необходимым для работы на земле. Эволюционное укрупнение земель потребует длительного времени. Выход один -- содействовать кооперации с таким расчетом, чтобы уже в ближайшие несколько лет треть фермерских хозяйств работала сообща. Грамотный и эффективный труд на земле -- залог высокого урожая. Это начальное и самое главное условие для преодоления бедности на селе".

-- Мы переживаем глубокий аграрный кризис, -- говорит профессор кафедры экономической теории Национального агроуниверситета Владимир Григорян. -- Назрела необходимость коренного пересмора аграрной политики. Первоочередная задача новой программы развития села -- как можно скорее решить вопрос кооперирования мелких крестьянских хозяйств. Преимущество крупных хозяйств доказывается мировым опытом. Да и в Армении есть коммерческие организации, где успешно производятся мясо птицы, яйца, молочные изделия и т.д. Но их общая доля в объеме валовой продукции сельского хозяйства за последние более чем десять лет остается на неизменно низком уровне -- в пределах 3%. Однако производительность труда в таких хозяйствах в семь раз выше, чем у мелких фермеров. Еще в 2009 году должны были разработать проекты важнейших законов "О сельскохозяйственных организациях" и "О кооперации". Увы, все программы по развитию сельского хозяйства и всего агропромышленного комплекса республики остались на бумаге. В результате не заработали рычаги по устранению сельской материальной и нематериальной бедности.

А преодолима ли сельская бедность в нынешних условиях? Такой вопрос мы адресовали кафедре организации сельскохозяйственного производства Национального агроуниверситета, которая на протяжении лет занимается изучением этой глобальной проблемы. Кандидат экономических наук, доцент кафедры Владимир Абгарян считает, что запущенная в 2003 году долгосрочная (до 2015 г.) программа правительства по социально-экономическому развитию давала до 2008 года (начало мирового экономического кризиса) положительные результаты.

-- Были отмечены снижение глубины и остроты бедности, -- говорит он. -- Однако после 2008 года пик бедности неуклонно поднимается. При этом сельская бедность сравнительно высока в горных регионах, где сельскохозяйственные угодья невелики, ограничены возможности орошения, нет материально-технической базы и финансовых средств. Экономический рост, наряду с перераспределением госресурсов для решения социальных задач, должен был выступить как основной фактор по преодолению бедности. Но нынешний незначительный экономический рост сводит на нет предпринимаемые правительством меры по защите бедных сельских слоев населения. Кроме стратегической программы, эта актуальная социальная задача требует и принятия локальных программ для отдельных марзов и регионов страны, программ, учитывающих не только уровень бедности, но и природно-климатические условия, ресурсный потенциал и прочие вопросы. Только целеустремленные действия всех госструктур могут со временем снизить степень бедности на селе.

В программе правительства РА на 2008-2012 гг. прогнозировалось, что за пять лет несельскохозяйственная занятость увеличится на 105 тыс. человек, а трудовые ресурсы -- на 150-160 тыс. человек. А в сельском хозяйстве будет наблюдаться стабильная занятость. Соответствуют ли эти программные цифры реальной картине?

Гюхапет приграничного села Айгеовит (5 тыс. жителей) Левон Григорян считает, что об "устойчивой" занятости в сельском хозяйстве не может быть и речи. По мере укрупнения крестьянских хозяйств и их кооперации, специализации и повышения технической оснащенности сельскохозяйственная занятость будет сокращаться. Армянская ССР была развитой индустриальной страной, и проблема занятости решалась на основе долгосрочных планов размещения производительных сил на территории республики, в районных центрах строились филиалы крупных столичных предприятий, был сформирован единый агропромышленный комплекс, развивалась сельская инфраструктура. Между тем постсоветская земельная реформа и по сей день не сопровождается созданием несельскохозяйственной занятости. Более того, в сельском хозяйстве наблюдается высокий процент скрытой безработицы, тогда как для других сфер экономики характерна скрытая занятость. Если к тому же учесть, что в сельском хозяйстве производительность труда отстает от других отраслей экономики в разы, то противоречивость цифр становится очевидной.

Чем же заняться крестьянам? Как приостановить отток населения из приграничных сел? К сожалению, скрытая безработица велика не только в приграничных селах. Уже много лет тысячи семей в более благополучных населенных пунктах не занимаются сельскохозяйственным производством, а альтернативной работы нет и не предвидится.

На днях я посетил горное село Агавнаванк (150 домов), где живут беженцы из Азербайджана. За четверть века сюда ни разу не ступала нога ни одного министра сельского хозяйства. Спрашиваю у местных жителей: сколько домов готовы к весенне-полевым работам? "Пока четыре, -- звучит ответ. -- Нынче все услуги вновь значительно подорожали, к трактористу и не подступишься. Так что поднимать горную пашню не с руки. Хотя, конечно, иметь свой хлеб хорошо -- не будет сниться зерно в амбаре".

Левон Оганесян

Ереван-Тавуш-Ереван






Оставить комментарий
Ваше имя*
Ваш комментарий*
Введите символы с картинки:*

Курсы валют

=481.93 AMD
=569.16 AMD
=8.37 AMD
=633.83 AMD
=193.94 AMD
Смотреть все
Скрыть
Ереван °C°C


Архив опросов


Бизнес-предложения от зарубежных компаний

Перечень крупнейших налогоплательщиков Армении

Справочная информация

Все банки и кредитные организации Городские службы On-line табло аэропорта "Звартноц" Курьерские службы Гостиницы Регионы Армении Правительство Армении Законодательство Армении Законодательство СНГ